Вобломания, вобла астраханская, вобла на Волге. Вот она – благодать!

Самая радостная пора для воблолюбов, воблофилов, вобломанов и прочих, грубо говоря, воблятников. Две чудесные недели массового хода рутилуса каспикуса, когда ни о чём другом не хочется думать. Нетерпеливо скупаются одноразовые китайские спиннинги, червяки со страху пытаются уйти к девонским горизонтам, балконы и лоджии увешиваются серебристыми гирляндами.

Вобломания, вобла астраханская, вобла на Волге

Азарт, аппетит, страсть, удовольствие бескрайнее. Или – без Крайнего? Тенденции каждый год одинаковы. Вчера один мужик поймал ведро. У Раздора. А у тебя сегодня на том же месте десяток мелочёвки. Конечно, маленькая рыбка лучше большого таракана, но всё-таки...

Позавчера два мужика поймали два ведра под Икряным. Едешь – сплошные зацепы. Поэтому самые дискутируемые темы – куда податься? Кири-кили или Карагали? Бирюковка или Башмаковка? Килинчи или Чапчачи? А может, встать прямо рядом с Петром? С ведром? Вобла – это биопсихосакральное олицетворение астраханской национальной идеи. Она сближает, объединяет и формирует коллективное мировоззрение. Хотя бы на две недели. Вообще, древние астраханцы были людьми мудрыми. Поселившись в этих местах они приметили – с одной стороны воблиное море, с другой – озеро Баскунчак. Лови, соли и продавай.

Поэтому астраханцы практически никогда, даже во времена самых отчаянных исторических перекосов, не голодали. И не холодали, даже в догазификационные времена. Сухой воблой топили печи, из этой же воблы варили суп (если туда пшёнки бросить – милое дело). Свежую, естественно, жарили: жареная рыба, как говорится, лучше раненой жабы. А по количеству потребляемого фосфора (для мозга полезен) могли бы быть самыми умными в России. Собственно говоря, может так оно и есть – никто ведь не замерял? И сами кормились, и страну питали. В революционные годы именно вобла уберегла миллионы от верной смерти. На фронтах Великой Отечественной тоже кормила многих.

Позже и в космос летала, и даже стала главной единицей пайков и праздничных едовых заказов, коими власть щедро обеспечивала тех, кто был чиннее – партийную и хозяйственную номенклатуру. Дефицит помните? Вобла в 60-е в Москве стоила 50 копеек за килограмм. В 70-е – рубль двадцать. Из-под прилавка – 30 копеек штука. И попробуй достань! Знаменитый диалог из кинофильма «Афоня»: «Тарань? – спрашивает в пивной сантехник Афоня (Куравлёв) у маляра Коли (Леонов). – Вобла, – гордо отвечает Коля». Куда там тарани, плотве и прочим пескарям – даже сравнение обижает. Поэтому и поезд «Астрахань – Москва» в те годы был, что называется, «с душком» – вобла ехала в качестве презента родным и знакомым. А посылки? Скольким студентам и солдатам облегчила жизнь эта серенькая рыбка? А церемония воблоупотребления? Это же вам не креветки лузгать. Человек, правильно поедающий воблу, – гурман и художник. Он отточенным движением отрывает брюшко, без затруднений снимает сухую чешую со спинки, обнажает хвост... Янтарная, почти прозрачная, чуть влажная от жирка спинка чудовищно привлекательна. Икра, естественно, тоже недурна. Но для истинного профессионала интерес представляют «пёрышки» – очищенная, лоснящаяся мякоть с рёбер. И высший пилотаж – умение одной спичкой прожарить пузырь. Запахи... Впрочем, сами знаете. Также воблу можно жарить, варить, парить, делать котлеты. А то, что теперь её иногда продают почищенной, в вакуумной упаковке, разделанной на кусочки, даже икру отделяют – так это, сдаётся мне, перебор. Спасибо, что не пережёвывают.

Несколько обидственно, конечно, что теперь производят вяленую воблу даже в Сибири и Питере. Отсюда гонят сырьём, там в специальных цехах вялят. Также непонятно, почему в Москве и других городах работают сетевые рестораны «Золотая вобла», а у нас эта специализация не слишком развита. Не совсем логично, почему приезжие должны покупать готовую воблу на рынке у цыганских рыболовов, а фирменных торговых точек не наблюдается. И уж совсем горестно, когда встречаешь воблу в других городах, по цене гораздо ниже, нежели здесь. Уральская, к сожалению, из Казахстана. Не упустить бы исторический бренд. Ведь это такой бренд, что сбрендить можно!

Но вернёмся к первоначальному пафосу. Вобла – это праздник. Это – символ астраханской весны. Это – шанс любому «чайнику» стать рыбаком. Это – время, когда мужья на рыбалке, а жёны... если разобраться – там же. Это – период, когда по городу можно ездить свободно, потому как все машины за городом.Это – возможность повысить свою самооценку, гордо заявляя на работе: «Вчера поймал ведро». Хотя всегда найдётся негодяй, который позавчера поймал два ведра. И теперь в курилке бьёт себя ребром левой руки по сгибу локтя правой: «Во-о-о-т такие!».

Только червяки не поддерживают общего восторга. И уходят подальше, вглубь, к девонским горизонтам...


Поделиться в социальных сетях:
КОММЕНТАРИИ

1000 Осталось символов