Вобла Forever, ловля воблы в Астраханской области в апреле

Каждый год в конце апреля – одно и то же ловля воблы в Астраханской области в апреле. Мы едем на рыбалку за воблой. Я всю дорогу за рулём, а два моих давних приятеля, назовём их для условного обозначения: Первый и Второй, не за рулём. Значит, они будут пить дурацкий коньяк, давать дурацкие советы как ловить воблу в Астраханской области в апреле, и в сотый раз вспоминать: «Вот раньше, бывало, вобла клевала...»

Вобла Forever, ловля воблы в Астраханской области в апреле

Первым делом мы по традиции заезжаем на Большие Исады, там стоит избушка, на которой написано: «Червы». Утро раннее, все ещё спят, кроме пассажиров газпромовских автобусов. Во дворе меня встречает развязно-отвязная собака, правнучка баскервильского чудовища. «Чего надо?» – интересуется она, разевая пасть и показывая, что способ на съесть зараз пару-тройку рыбаков. Хозяин не даёт случиться страшному, говорит ей что-то по-иностранному. И демонстрирует червей. Кольчатые животные предчувствуют какую-то подлянку, они сцепились локтями, как полицейские на митинге, сосчитать их сложно.

«Вкусные, дрессированные», – нахваливает заводчик червей. Продаёт нам три стаканчика и желает «ништяцкого кюлёва». Собака ничего не желает. Мы выезжаем за город, в камызякскую сторону. Первый и Второй спорят – где нынче скопилась вобла. Чаган, ИванчугЖан-аул, Раздор – названия мелькают, аргументы тяжелеют. У Первого сосед Пашка вчера наловил ведро воблы. Зато у Второго сосед Сашка позавчера засолил целую ванну воблы, жена Сашки теперь не может мыться, и по этой причине скоро Сашку бросит. Знаю я этого Сашку... Воблу он любит больше, чем жену. Тем более – немытую. Сейчас проедем пионерские лагеря и Второй вспомнит о резиновой лодке. Точно! Он уже лет пятнадцать обещает провести раскопки в гараже и вытащить некую лодку юрского периода. «Если её не съели мыши, – горячится он, то дыры можно ещё заклеить. Отъедем от берега, там клюёт по-чёрному!» Многие поколения воблы слышали об этой сказочной лодке. Но не судьба. У околицы села стоит мрачный человек неопределённого возраста и национальности. Но пол – мужской, видно по пиджаку и щетине, слышно по перегару. Я притормаживаю: – А что, отец, невесты в городе есть?

– Чего?

– Вобла, говорю, в водоёме имеется?

Человек медленно складывает в мозгу мысли, прокашливается, высмаркивается и изрекает:

– Мало-наМелочь-наВоды-на мало-на.

Плохо-на. Видимо, нанаец. Или нанотехнолог. Спасибо, -на. Часа через полтора, после ссор, жестикуляций, угроз и понуждений к миру, находим-таки МЕСТО! Участочек как раз на троих, всё утоптано, подготовлено. Антропогенный фактор – кострище, стеклотара, моток лески, чёрный носок угрожающего размера. Видно сушили, но забыли. На душе хорошо, что ещё нужно для счастья? Первый торопится, он забросит раньше всех, вытащит какого-нибудь безумного окуня, ласково назовёт его «гаишником» и начнёт орать на всю реку: «Вот! Что я говорил! Есть здесь рыба!» Пусть про орётся, это полезные эмоции. Второй, опять же по традиции, укоряет меня, что я снова купил не тех червей, без очков не нанижешь. Оно верно, жирный червяк на крючок садится легко и изящно, как кирзовый сапог на женскую ногу. А ежели червяк соблюдал фигуру, строен и поджар, то это мучение. Худые вообще вредные. Но рыбе-то всё равно!

Когда рутилус каспикус идёт на митинг, в смысле – нерест, она охотно кушает всё подряд. Донное грузило ещё не успевает опуститься, а воблы, толкаясь, ругаясь и пиная друг друга, хватают наживку. Это в идеале. Если за пять минут ни одной поклёвки, то мы попали не в то место, не в то время. Но поклёвка-то есть! Я вытаскиваю сразу двух вполне похожих на воблу рыб, они трепыхаются и протестуют, несколько успокаиваясь после моего лицемерия:

– Тихо, тихо! Сейчас посмотрим и отпустим.

Так, наверное, теперь говорят призывникам в военкомате. Первый и Второй азартно крутят катушки, оглашая округу победными воплями: «Вот она!», «Иди сюда, радость моя!», «Ишь ты, какая!» Совсем подростков-несмышлёнышей мы отпускаем, напутствуя: «Иди, позови бабушку!». Первый добычу складывает в ведро с водой, добыча бьётся и вопиет. У нас со Вторым улов грузится в целлофан, там «гитлер капут» наступает быстрее. Первый порвал первую удочку. Это нормально. Паводок нанёс по берегам ветки и мусор, зацепы и задёвы – штука неизбежная. Несколько свинцовых грузил навсегда останутся здесь. Интересно, кто-нибудь пробовал сосчитать, сколько тонн свинца лежит в этих протоках? Когда-нибудь здесь образуются рудники, потомки будут добывать плюмбум открытым способом. А пока подъезжают современники. Поздно встающие. – Как? – Не так, чтобы очень, но не очень, чтоб уж так. – Ясно.

Удовлетворённые ответом они уезжают искать место под солнцем. А мы продолжаем. Второй уже утрачивает первоначальный азарт, его пакет полон наполовину. Он пытался ловить сразу на две удочки, запутал их, зачем-то проклял Китай и порезал палец. Поэтому сейчас он поёт традиционную песню про то, что воблу ловить может каждый дурак (а это действительно так, тут диплом не требуется), а ему, Второму, в данное историческое время интересен лещ и брат его подлещик. И если мы перестанем орать, курить и кидать удочки в его (!) сторону, он этого леща обязательно поймает, запечёт в духовке, и это будет конец света... А Первый продолжает крутить катушку, вытаращив глаза и приговаривая: «Москвашвея. Ещё парочку». Мог бы таскать и по три, но лень привязывать оторвавшийся третий крючок, а без этого по три не получается. Воблы у него больше, червей, соответственно, меньше.

Оставшиеся бухенвальды тщетно пытаются уйти в лес, но Первый бегает быстрее. Он очень горд, потому что поймал сапу, которую сначала назвал селёдкой, потом чехонём. Для разнообразия. Первый фотографируется с сапой в обнимку и уверяет, что она тянула как сазан. Прямо у берега вода вдруг взбаламучивается, расходится кругами... Подскочивший Второй решает, что это, вне всякого сомнения, тот самый лещ-мечта, и пытается ударить его палкой. В пятнадцатый раз одно и то же, День сурка – ногой плюхается в воду и садится сушить носок. Ближе к обеду вобла говорит: «Шабаш. Перекур». Клёв прекращается. Мы уговариваем Первого перестать жадничать – куда её, солить что ли, оставь другим, червяки кончились, коньяк ещё раньше, через неделю в полоях продолжим, Второй лодку откопает...

...Багажник пахнет рыбой и тиной. Обратная дорога всегда быстрее. Навстречу мчатся джипы с лодками и мопеды с дядьками. Вобла!!! Вот так много лет подряд ловля воблы в Астраханской области в апреле. Один в один. Значит, послезавтра будет то же самое.


Поделиться в социальных сетях:
КОММЕНТАРИИ

1000 Осталось символов