Сплав на байдарках со спиннингами (поход первый)

Нас было пятеро: Олег, Юра, Саша Сапон, Саша Стриж и я. Причём последний должен был через сутки уехать на день рождения.

Маршрут шёл от станции Гинеевка до станции Савинцы. Собирались к походу за несколько дней, так как у некоторых возникали проблемы из-за работы. Тем не менее поехать смогли все. Сели в электричку и начался праздник души, причём, очень быстро.

Вырвавшийся на свободу народ быстро уничтожил дневные запасы спиртного: буквально за пару часов. И когда попадались подходящие для ловли места, точность попадания приманок была далека от идеальной. Тем не менее за мостом на Задонецкое мне удалось взять приличного окуня на воблер. Это вызвало бурное, оживление, так как первую рыбу всегда обмывают. Дальнейшие события направляла сама рука судьбы, спасшая экипаж второй байдарки, в которой сидели Саша Сапон, Олег и Юра. А дело было так.

Юра снимал видео, Олег созерцал берега, а Саша ловил, стараясь бросать блесну «Мастер» под камыш. Во время одного из забросов вертушка попала в ветки деревьев. Пытаясь сорвать блесну, Саша сильно рванул, и ветка вместе с блесной упала с другой стороны лодки, по пути задев Олега и нарушив его покой. Мы со Стрижом услышали этот всплеск (даже с середины реки), на который сразу же повернулись и остальные трое, в результате чего байдарка начала заваливаться набок, и только благодаря реакции Саши, откинувшегося в противоположную сторону, крен удалось остановить. В этот раз пронесло, все сразу встрепенулись и ускорили темп гребли.

Дойдя до вечерней стоянки, поставили палатку, разожгли костёр, и я смог найти место, чтобы поставить удочку в надежде поймать ночью сома. Просидев пару часов и поймав только окуня и густеру, оставил удочку на ночь, закрепил её и присоединился к товарищам. Вечерний пир был в разгаре, окорочка благополучно подгорели, хлеб искрошился, но такие мелочи воспринимались с юмором. В рассказах и воспоминаниях просидели до полуночи и разошлись по палаткам.

Сплав на байдарках со спиннингами (поход первый)

Утро следующего дня выдалось ясным. Проверяя удочку, обнаружил на крючке огромного бычка. В прошлые сезоны это место радовало сомятами. В это время послышался всплеск хищника под противоположным берегом, и остатки сна слетели. Разбудив Стрижа, сели в байдарку и поехали блеснить. Обследовали залив, зашли в протоку, испробовали всевозможные приманки - пусто. А наши друзья выползали из палаток и доедали то, что оставалось после ужина (включая обугленные окорочка) и требовали продолжения банкета. Видя такие поползновения, я спрятал "оковыту" (иначе с места пришлось бы уходить нескоро) и погнал народ умываться. Эта процедура привела к нужным результатам - все очнулись. Путь сегодня предстоял неблизкий, и расхолаживаться было нельзя. Стоит отметить, что мне очень пригодился в этом походе мой смартфон со встроенным GPS навигатором.

После Бишкина река разливалась шире, течение было медленное, мест для стоянки было мало. В общем, такая «тягучка» продолжалась до Андреевки. Однообразие пейзажа и усталость в ягодицах доконала всех. Блеснить уже надоело, хотелось быстрее выйти на землю, но хорошего берега не было, и приходилось грести вперёд. Поменялись местами в байдарках с Олегом и Стрижом. Мы с Олегом пошли первыми искать место для ночёвки, а оставшаяся тройка неспешно гребла сзади. Ещё перед походом было решено останавливаться в тех местах, где хорошая рыбалка, не обращая внимания на условия для стоянки. Однако, когда я выбрал место на острове за Андреевкой, оба Саши начали возмущаться. Усталость, голод и затрудняемый грязью выход на высокий берег окончательно доконали их, и я слышал в свой адрес, мягко говоря, нелестные высказывания. Я старался не замечать их недовольства, но настроение было испорчено.

Один Юра невозмутимо стоял на углу острова и блеснил. И вот, когда недовольство местом достигло апогея, раздался его спокойный голос: «Мужики, что-то есть». И небольшая щучка зависла, раскачиваясь, на его спиннинге. Напряжение немного спало. Саша Сапон схватился за свой спиннинг и, стоя рядом с Юрой, начал простреливать блесной залив. Я, Олег и Стриж продолжили собирать дрова, когда раздался более громкий крик Сапона: «Подсак!».

Мы бросились на берег и увидели следующее: Саша стоял над крутым берегом во фронтальной стойке, широко расставив ноги и уперев ультралайтовый спиннинг в живот, вращая катушку с такой скоростью, что ошалевшая от такого щука, широко открыв пасть, еле касаясь хвостом воды, неслась к берегу как катер на подводных крыльях. С размаху ударившись о берег, она устало застыла в воде, отходя от такой гонки. В это время подгоняемый Салоном Стриж пытался лихорадочно разложить подсак, который где-то заело. Сапон, не дождавшись подсака, подбросил щуку на середину обрыва и Стриж, видя как угрожающе заскрипел согнутый спиннинг, бросился на обрыв и, схватив щуку за голову, еле удерживаясь на скользкой поверхности. Щука опомнилась и рванулась, после чего Стриж начал сползать к воде. И вот оно, мужское единство - все бросились его тянуть, да так что выдернули того как репку из грядки. Упав вместе со щукой на берег, Стриж так сжал ей шею, что, как мне показалось, щука прохрипела: «Сдаюсь». Опомнившись, он бросил рыбу на землю, после чего мы стали поздравлять Сапона с трофеем и фотографироваться.

Сплав на байдарках со спиннингами (поход первый)

Решив не упускать момент, я припомнил им, недовольным, их упрёки в мой адрес и благосклонно принял заверения в их необоснованности. Затем все, кроме Олега, в течение получаса бороздили блеснами залив, причём, все поставили вертушки («Мастер» 5 гр.) на которые были пойманы обе щуки. Немного остыв, оставили рыбалку (голод брал своё) и стали готовить ужин. Я и Сапон поставили донки на выползков, причём, у Салона была донка на катушке с трещёткой, а у меня - на удочке с колокольчиком, в расчёте на подход ночью сомиков под берег.

Сели ужинать когда стемнело, выпили за рыбацкую удачу. Понемногу в разговорах утратили бдительность, всех разморило. И вдруг мне показалось, что катушка затрещала. Я сказал об этом Сапону, на что тот ответил: «Тебе послышалось». Видя, что ему лень вставать, я подошёл к донке и увидел, что катушка медленно, небольшими потяжками, вращается. Когда скорость увеличилась, я не выдержал и подсёк. На другом конце повисла тяжесть. После крика - «подсак!», Сапон моментально вскочил и рванул ко мне, чуть не проскочив мимо, остановившись на самом обрыве. После чего, вырвав у меня леску, начал тянуть. В свете фонарей показался сом, который еле влез в подсак. После бурных восторгов, перезабросив донку, мы возвратились к костру и продолжили прерванный ужин, вновь и вновь радуясь удачному месту. Вскоре все заползли в палатки. Я остался спать возле костра. Тепло от него приятно грело спину, и сон пришёл быстро.

Проснулся от подозрительного шума. Что-то хлопало, рвалось и кто-то отчаянно вполголоса ругался. Посмотрел на часы - начало пятого, можно вставать и проверить удочку. Подойдя к берегу, увидел Стрижа, который пытался блеснить и оборвал восемь блёсен на «корягах». На моей удочке сидел сомик-недоморок, которого пришлось отпустить. Больше поклёвок не было. У Стрижа закончились блёсны, и он засобирался домой. Через некоторое время из палатки показались Сапон с Юрой и расползлись по берегу. Затем разожгли костёр, и Сапон начал звонить жене, желая рассказать о своём улове, не знаю, что она ему сказала, но после этого он неожиданно решил возвращаться домой. Юра его поддержал, и все трое, забрав байдарку, сошли с маршрута.

Мы с Олегом дошли до Савинцев без приключений, и только там нас накрыла снежная буря, которую мы пересидели под тентом. Когда снег закончился и показалось солнце, разобрали байдарку и, собрав вещи, дошли до электрички. Уже в ней я понял, что такой жор, как вчерашний, вероятно был связан с резким ухудшением погоды.

Всем спасибо за внимание! Ни хвоста, ни чешуи, рыболовы!


Поделиться в социальных сетях:
КОММЕНТАРИИ

1000 Осталось символов